Книга недели - Белгородская крепость: рассказы-эссе:

Невлев В. К. Белгородская крепость: рассказы-эссе. – Белгород: Издательство БУКЭП, 2019. – 288 с.

Владимир Невлев работает профессором в белгородском университете кооперации, экономики и права. Кроме основной педагогической и научной деятельности занимается литературным творчеством. Издал 18 сборников стихов и прозы. Постоянно публикуется в журнале «Звонница» и других изданиях. Из последних публикаций – первая часть мемуарного романа-эссе «Времена года».

Данная книга – сборник рассказов о судьбах солдат – наших земляков, защищавших в Великую Отечественную войну Россию и нашу малую Белгородскую Родину. Рассказы написаны в 1995-2018 годах.

Фрагмент:

Звезда танкиста

Впервые про легенду об отважном танкисте и его героической смерти я узнал в Борисовке в конце 70-х прошлого века. Позже мне удалось услышать несколько вариантов рассказов очевидцев того события и некоторых подробностей подвига танкиста. История боя со временем обросла домыслами и сегодня трудно отличить где была правда, а где уже сама легенда. Но рассказ пожилой хозяйки дома на улице Ушакова, где я тогда остановился, был наиболее правдоподобной.

Это случилось при втором захвате немцами Борисовки. До этого я знал об оккупации поселка следующее. Немецкие войска 13 сентября 1941 года в два часа дня заняли Борисовку и пошли дальше. Окончательно оккупировали в октябре.

В первых числах февраля 1943 года наши войска освободили Борисовку. Но 3 марта она вторично подверглась оккупации. Перед второй оккупацией шли ожесточенные бои на окраинах поселка, особенно с западной стороны, в районе реки Ворскла и парка. Здесь произошло крупное танковое сражение. Против гитлеровцев отважно сражались наши солдаты, многие из которых героически погибли.

Некоторые военные историки называют сражение в районе Борисовки мини-сражением, генеральной репетицией перед Прохоровской битвой.

Тогда в один из мартовских дней несколько местных жителей были свидетелями героического подвига советского танкиста. Наши танки отступали, но один из них – подбитый, остался. Гусеницы были разорваны, танк горел и должен был взорваться. Из люка выскочил танкист в черном комбинезоне без головного убора. Видимо решил погибнуть в открытом бою, чем сгореть заживо в танке. Да, и наверное, закончились снаряды, а товарищей по экипажу не было в живых. Его стали окружать немцы, чтобы взять живым. Танкист метнул в гитлеровцев несколько гранат и прячась за горящей машиной стрелял во врагов из автомата. Но силы были не равные – его ранили в ногу. Стал отстреливаться из пистолета. Зная, что ему уже не уйти, и чтобы не попасть живым в плен, он последней пулей застрелился.

Гитлеровцы осторожно подошли, думая, что танкист живой. Парень сидел у гусеницы, в руке был пистолет. На ветру развевался его белый чуб, голубые глаза смотрели в небо. Даже в смерти он был красивый и непобедимый. Это разозлило фашистов.

Немецкие солдаты стали пинать его тело коваными сапогами. Офицер разорвал комбинезон танкиста и увидел на его груди орден Красной Звезды. Танкист уже повоевал, если имел такой орден. Может это были бои под Сталинградом, а может под станицей Тацинской в Ростовской области, где сошлись в открытой степи в лобовую сотни наших и фашистских танков.

Фашист со злостью вырвал орден и положил его на грудь танкиста – напротив сердца. Солдаты стали стрелять одиночными выстрелами, стараясь попасть в орден и сердце погибшего. Борисовцы, пережившие оккупацию, рассказывали, что у немецких солдат была такая зверская «забава».

Изрешеченное тело танкиста пролежало несколько дней у сгоревшего танка, а потом в одну из темных ночей исчезло. Видимо кто-то из местных жителей похоронил отважного героя. Гитлеровцы бросились искать тех, кто это сделал – но могилу не нашли. На Востоке есть изречение:

– Убитого льва могут пинать только трусливые шакалы, которые никогда не одолеют его в открытом бою.

Точнее не скажешь. Погибших советских солдат, расстрелянных патриотов немцы не разрешали хоронить для устрашения населения. Женщины, старики, дети, однако тайком ночью уносили тела и предавали земле. Чаще хоронили под окнами в садочке, в сарае, даже ы своем доме – под полом, в подвале. Хоронили, хотя за это был положен расстрел. Здесь смешивались все чувства – православная вера, русский патриотизм, надежда, что, если где-то, не дай Бог, погибнет их родственник, его тоже похоронят добрые люди.

Тогда – в 1943 году советские танкисты отомстили за погибших товарищей. К исходу 3 августа части генерала Катукова вырвались за линию фронта на 12 км и перерезали дорогу «Белгород – Томаровка». Танкисты генерала Ротмистрова вышли на 26 км в глубину противник. 7 августа Борисовка окончательно была освобождена от фашистских захватчиков.

Старшее поколение уходит, а вместе с ним уходит и людская память. Только неравнодушные журналисты, краеведы и историки по крохам собирают и хранят свидетельства тех трагичных дней.

Фотоотчет:

Яндекс.Метрика
2010-2020 © ГБУК «Белгородский государственный центр народного творчества»
308006, г. Белгород, ул. Широкая 1 — Тел./Факс: +7 (4722) 21-34-24, 21-14-44.