Свадьба:

«Семья – ячейка общества». Эта аксиома сопровождала человечество с момента появления рода, общины, и до сих пор является социальной  основой. Именно поэтому, процессу создания семьи с древних времен уделялось большое внимание, возникали сопутствующие ритуалы, призванные сохранять и оберегать новую семью, усложнялась система оповещения всей общины, ее участие в обрядовом процессе, совершенствовались юридические и магические элементы свадьбы. И вся эта  вековая мудрость передавалась из поколения в поколение, обогащаясь новым содержанием.

Заселение белгородского края  было связано со строительством  засечной черты – форпостом южных рубежей России. Здесь строились и обрабатывали землю переселенцы из различных регионов страны, которые привозили с собой не только домашний скарб, но и свою культуру. В связи с этим в Белгородской области сформировались четыре характерных художественных традиции, которые фольклористы разделяют на Курскую, Оскольскую, Воронежскую и Грайворонскую. Каждая из них обладает отличительными чертами, проявляющимися в народном костюме, манере исполнения песен, бытовой хореографии, обрядах и многом другом.

Основная структура и поэтапность свадебного обряда на Белгородчине, несмотря на все разнообразие локальных традиций, в основном совпадают: сватовство, пропой, «мерить лавки», девичник, изготовление свадебного каравая, благословление молодых, выкуп невесты, приданого, венчание, повивание молодых, свадебный пир, одаривание, испытание молодой, «тушение» – огненный обряд, забивание кола и другие. Где-то определенные моменты упущены, где-то обряд более насыщен, но основной архаичный костяк бытовал повсеместно.

На Белгородчине время свадеб определялось земледельческим календарем – обычно свадьбы играли в свободный от сельскохозяйственных работ период. Существенное значение имел церковный календарь, т. к. в посты свадеб «не играли» и их большинство приходилось на осень – от Покрова (1 октября) и до Филиппова заговенья (14 ноября), а так же на зиму – от Крещения до Масленицы. В некоторых местах все же сохранялась древняя традиция играть свадьбы весной, на Красную горку, после Пасхи.

Начальный период свадьбы состоял из сватовства, пропоя, осмотра хозяйства жениха, смотрин невесты, богомолья. Существовало несколько способов сватовства, например, в одних селах родители жениха ехали в дом невесты и начинали переговоры, в других – засылали сваху или свата, и они спрашивали разрешения приехать с женихом и его родителями. Обычно сватами были духовные родители жениха – крестный отец или мать, или же родственники.

Успешные переговоры на сватовстве заканчивались, как правило, пропоем, который проходил  через несколько дней и сопровождался пиром. В более бедных семьях устраивалось богомолье – «Богу молиться».
После пропоя начинался период подготовки к свадьбе. Он мог длиться от одной - трех недель до месяца и более. В течение этого времени  готовили приданое, ходили в дом жениха «мерять» окна и лавки, а сам жених навещал невесту с гостинцами.

Последний день перед свадьбой именовался девишником, во время которого невеста прощалась со своей девичьей жизнью. Как правило, девишник состоял из целого комплекса обрядовых действий: расплетание косы, прощание с красотой (волей) и передача ее подругам, угощение женихом участников обряда.

В некоторых местностях в последний день перед свадьбой в доме жениха также устраивались посиделки, где жених тоже прощался со своими товарищами, с холостой жизнью. В селах Воронежского региона в дом к молодому отправлялись «рубашечники» с нарядом для свадьбы.

Одним из важнейших моментов девишника являлось изготовление специального обрядового хлеба – каравая. В русской свадьбе хлеб олицетворял жизнь, достаток, благополучие и счастливую долю, и его приготовление и раздача занимали важное место в свадебном обряде.

Каравай дошел до наших дней с древних времен, и при его приготовлении соблюдалось много обрядовых правил. Замес теста и украшение каравая производила только замужняя женщина, счастливая в браке, которая по поверью делилась своим семейным счастьем с молодоженами.

День свадьбы был кульминацией всего свадебного действа. В этот день в домах жениха и невесты совершались ритуалы, подготавливавшие их к бракосочетанию и выражавшие согласие и благословение семьи на этот брак. По приезду жениха с него требовали выкуп за право войти в дом невесты. Затем родители благословляли дочь и отпускали в церковь, вслед за этим в дом жениха обычно привозили приданое. Существовало несколько вариантов поездки к венцу: по одним – невеста и жених ехали в церковь вместе, по другим – врозь.

Обычно свадебный поезд выезжал нечетом, то есть нечетным количеством лошадей.

Церковное венчание давало юридическую силу, однако, брак с венчанием, но без свадьбы, не поощрялся. Новобрачных ждали в доме молодого. Женщины-односельчанки выходили встречать свадебный поезд, и завидев его, начинали петь песни. Родители благословляли новобрачных – иконой и хлебом-солью. Их усаживали за стол, на лавки, покрытые шубами.

До начала пира совершался один из важнейших свадебных обрядов – повивание молодых. Смысл этого магического действа означал перерождение – переход молодых из стадии юношества в статус взрослого человека: девушки в женщину – будущую мать, парня в мужчину – хозяина, главу семьи.

Во время свадебного пира молодая называла свекра – батюшкой, свекровь – матушкой, во всеуслышанье  подтверждая свой переход в новую семью; одаривала новых родственников специально приготовленными подарками, молодым и гостям исполнялись величальные песни.

 Поздно вечером на стол выставляли кисель или кашу, которые служили знаком окончания пиршества. Молодые просили благословения на брачное ложе и их уводили дружка или свашка в отведенное для них место. Свадебное гулянье могло продолжаться всю ночь. 

На утро молодых будили свашка или свекровь. Новобрачные убирались в праздничные наряды, к их дому прибывали гости.

Нередко в этот день молодой устраивали испытание: заставляли ее разжигать печь, готовить, мести пол, а чаще всего посылали по воду. При этом ей всячески мешали – разливали воду, опрокидывали тесто, и избавить ее от испытания мог только муж, откупаясь деньгами.

Затем продолжался свадебный пир уже в доме молодой.

Третий день обычно был заключительным. Он также имел свои особые ритуалы. В одних селах катали родителей молодой в тачке или повозке, запрягая в нее дружку и молодых парней. При этом тачку переворачивали в грязь или в воду. В других – зять мыл теще ноги, натирая ей пятки кирпичом.  В селах Воронежского региона «тушили» – в кувшины клали солому, поджигали ее, а потом разбивали их, растаптывали, исполняя песни и карагоды.

В селах  с украинской традицией в поле все, кроме молодых вбивали  кол в землю, ударяя по нему большой кувалдой по очереди. Все эти ритуалы сопровождались песнями, шутками, угощениями.

Застолье в этот день устраивали в обоих домах.

В течение послесвадебной недели молодые ходили в гости к крестным родителям и  родственникам.

Свадьба села Хмелевое Красненского района

1

Яндекс.Метрика
2010-2018 © ГБУК «Белгородский государственный центр народного творчества»
308006, г. Белгород, ул. Широкая 1 — Тел./Факс: +7 (4722) 21-34-24, 21-14-44.