Троица:

ТРОИЦКИЕ СВЯТКИ

 Троицкие святки, называемые еще «зелеными», представляют собой комплекс обрядов, в которых переплетаются языческие и христианские верования. Открывает святки  праздник Семик, называемый еще в народе Крещение и похороны кукушки. А проходит он в день христианского праздника Вознесение Господне, или на кануне -  на седьмой неделе после Пасхи. Через полторы недели после Семика и Вознесения отмечают Троицу.

В древности семицко–троицкие действия отражали культ растительности, они ознаменовывали расцвет природы и встречу лета.

На зелёные святки было принято украшать дома зеленью – травой чабреца, любисты, мяты, ветками березы, клёна. Всё это имело магический смысл. В России символом родной растительности была берёза, вокруг которой в Семицкую неделю совершались обрядовые действия. Берёза осмысливалась как дерево жизни, символ всего живого, расцвета природы.

Берёзу украшали лентами, бусами, платками. Девушки плели венки из трав и вешали их на ветки берёзы. По венкам гадали на судьбу. Если венок долго не будет увядать, то девушку ожидает счастливая любовь. А если быстро завянет, то значит, любовь короткой будет.

Праздник Семик был исключительно женским. Праздновалось само таинство жизни, носителем которого являлась женщина. Под березой девушки устраивали праздничную трапезу с традиционным блюдом – яичницей. Приготовление яичницы считалось ритуальным действием, так как еще с языческих времен оно имело определенное значение. С древних времен яйцо у людей ассоциировалось с зарождением, началом новой жизни. Яичница символизировала небо и солнце (белок – небо, желток – солнце). После трапезы девушки водили возле березы карагоды, «тешили» песнями землю для того, чтобы она дала в будущем хороший урожай.

  Крещение и похороны кукушки.

 По всей Белгородской области, за исключением нескольких районов (Корочанского и Старооскольского) на Семик совершали обрядовые действия с кукушкой. Возможно, ранее в этих районах был подобный обряд, но, к сожалению, сведений о нем в настоящее время собрать уже не удалось. По результатам исследования сел Белгородской области можно сделать вывод, что обряд крещения и похорон кукушки проводился исключительно в русскоязычных селах. Его совершали девочки 10 – 14 лет, в возрасте созревания, превращения из девочки в девушку, что символически связано с переходом весны в лето. Но, несмотря на то, что почти повсеместно праздник считался девичьим, есть в Белгородской области районы (Волоконовский, Валуйский), где обрядовые действия совершали девочки и мальчики. Поскольку нет более ранних сведений, остается только предполагать, что это может быть более позднее нововведение, либо и в старину все таки допускали к участию в обряде мальчиков такого же переходного возраста, как у девочек.

Описание обряда «Крещение и похороны кукушки» мы даем на примере сел Волоконовского, Прохоровского, Ракитянского, Корочанского, Губкинского, Красногвардейского, Старооскольского, Новооскольского, Валуйского районов и Курской области (Курско-Белгородский регион), так как именно в этих районах удалось наиболее полно записать обрядовые действа.

В селе Фощеватово Волоконовского района на Вознесение девочки делали из кленовых веток куклу, которую называли кукушкой. Кукушку наряжали, надевали на нее платье и чапец, которые сами и шили. Затем девочки ходили по селу с кукушкой и пели песню:

 Кукушечка - любушечка,

Примай нас в зеленый сад.

Кумитеся, любитеся,

Целуйтеся, милуйтеся.

На этот день снимали хату у одинокой бедной односельчанки. Приносили ей продукты, она готовила обед. После обеда кукушку «кстили». На стол ставили святую воду, обрызгивали ею кукушку.

 Менялись крестиками, спрашивали друг у друга разрешение поцеловаться. После этого девочки считались кумами всю жизнь. Затем несли кукушку в сад, сажали ее на дерево, кланялись и говорили: «Слава тебе, Господи!» и пели песню:

 Кукушечка – любушечка,

Привела ты нас в зеленый сад.

Кумитеся, любитеся, оставайтеся.

 В селе Афоньевка этого же района из веток клена делали не только кукушку, но еще и куколя. Отличие куколя от кукушки состоит в следующем: у кукушки шленка изображала длинные волосы, а куколь был завернут листьями. Несли кукушку и куколя в сад, вешали их на дерево и начинали кумиться. В этом селе удалось записать две версии кумления. В первом случае кумились только девочки, во втором – девочки и мальчики. Девочки кумились так: ставили в ряд грабли и на них вешали свои платки. Затем устраивали трапезу, а после снимали платки, причём, каждая брала не сой платок, а чужой. Чей платок взяла девушка – с той и покумилась. Неделю девушки считались кумушками, а потом возвращали друг другу платки.

Во втором случае кумились мальчики и девочки, они подходили к кукушке и говорили:

 Девочка: Кукушечка – рябушечка, будь моя кумушка.

 Мальчик: А ты куколь, будь мой кумоль.

 После кумления кукушку и куколя несли в лес хоронить. Хоронили их в «кучерявом» кустике, т.е. сажали на ветку дерева и там оставляли.

В селе Репьёвка Волоконовского района делали кукушку и соловья.

Кукушку делали из тряпочек, а соловья из ветки черемухи. Шли в сад кумиться.

Интересный обряд записан в Прохоровском селе Подольхи. На Вознесение дети закапывали в саду куклу, которую называли кукушкой и откапывали ее через десять дней – на Троицу. Когда хоронили кукушку, ее наряжали, клали в маленький гробик и закапывали. При этом девочки плакали и приговаривали: «Милая наша деточка, как нам тебя жалко!» На Троицу девочки откапывали кукушку и несли ее в дом. В доме прикрепляли к потолку большой венок из зелени, в середину венка вешали крестик. Девочки подходили к венку с обеих сторон со словами:

 - Кукла, кукла

- Иди сюда.

- Зачем?

- Вынеси бердичко.

- Какое?

- Десятневое.

- На что?

- Буду ткать холсты.

 После этих слов девочки целовались через венок. Таким образом, проходило кумление.

В этом же селе при кумлении произносили еще и другие слова:

 - Кума!

- Аю.

- Где ты?

- В раю.

- Иди сюда.

- Зачем?

- Покумиться, полюбиться.

- Чтоб век не браниться.

 Покумившись, шли в лес или сад поминать кукушку. В этот же день девочки носили по деревне ветку березы и пели песни «Ходила там красная девка», «Пойду, пойду я, молода», «Я по бережку похаживала». В селе Лучки девочки за десять дней до Троицы собирались в лесу, срывали кленовую ветку, наряжали ее. Наверх ветки сажали куклу, которую называли кукушкой и с песнями ходили по селу. Затем кукушку закапывали и откапывали на Троицу. Шли с кукушкой в лес и там пели песни: «Ой, во саду соловей», «У батюшки в огороде», «Кукушечка, не кукуй».

В селе Нижние Пены Ракитянского района «кукушку» отмечали под Миколу – 22 мая. Девочки 10 – 13 лет собирались в саду, приносили туда ленты, еду. Делали кукушку из веток клена, наряжали лентами. Три девушки держали кукушку над головой, остальные ходили вокруг и пели песни «Не черемушка, лазоревый цветок», «Не скучай, не обрыдай», «Не ходи бел, кудряв мимо моего сада». Затем девочки кумились – становились по двое – друг против друга, целовались через венок и пели песню «За речкой четыре двора, а все кумовья». В селе Меловое этого же района кукушкой называли ряженый репей. На репей вешали ленты, монисты. Шли с кукушкой в сад, там ее «кстили» под песню:

 Да мы хотели кукушечку перекстить,

Да на веточку посадить,

На черемушке кусток,

На черемушке лазоревый цветок.

 «Перекстив» кукушку, ходили с ней по улицам с песнями. Вечером кукушку разбирали. Обычая хоронить кукушку в селах Нижние Пены и Меловое не было.

В Ивнянском селе Березовка в этот день красили яйца. Когда кумились, обменивались яйцами. В этом селе кукушку «кстили» под песню «Горюн – воробей». После крещения кукушку закапывали в землю.

В нашей области встречается даже такой редкий случай, когда «кукушку» начинали отмечать на Пасху и заканчивали на Троицу, как в селе Двулучное Валуйского района. Здесь девочки 10 – 12 лет собирались на Пасху и делали кукушку. Затем ее несли в дом к старенькой бабушке и просили покрестить. Они говорили: «Бабушка, покрести, благослови нашу кукушечку». Бабушка читала молитву:

 Пресвятая Троица, Благослови кукушку

Летучую, бегучую.

Пресвятая Троица, Очисти грехи,

Благослови её на долгую жизнь.

 Окрестив кукушку, бабушка говорила детям: «А вы, девочки, будете теперь до самой смерти кумушками». Кукушку оставляли в доме до Троицы. На Троицу кукушка «умирала», её клали в гробик и на следующий день, (второй день Троицы) несли в сад хоронить. Девочки при этом голосили: «Милая подруженька, милая кукушенька. Ты куковала, а теперь откуковалася».

После похорон кукушки устраивали поминальный обед в саду, обязательно с яичницей и окрошкой.

В селе Тимоново того же района Кукушку отмечали на Вознесение, как и в большинстве районов Белгородской области. Здесь кукушку делали из веток клена. Брали большую ветку, примерно 1 метр длиной, сгибали макушку, завязывали ленточками. Относили кукушку в сад или лес и сажали на дерево. После чего начинался обряд кумления. На Троицу кукушку своеобразно хоронили – кидали её в колодец. В селе Борки Валуйского района кукушку делали из травы, которую в народе называют «куга» . Плели её треугольной формы, с крылышками, головкой, ножками. Украшали ленточками. Девочки носили кукушку по улице и пели:

 Кукушечка, любушечка,

Научи меня летать,

Не далеко, не высоко,

Лишь бы милого видать.

 Кукушку приносили в сад, сажали на дерево, крестили, а затем кумились. После шли с кукушкой в лес, сажали её на куст, пели песню «Кукушечка – любушечка», оставляли её там и уходили.

В селе Колосково, того же района девочки, когда кумились, обменивались платками и приговаривали:

 Давай, кума, кумиться,

Чтоб век не браниться.

 Платки носили с Вознесения до Троицы. Кукушку, сплетенную из «куги», оставляли на дереве до Троицы. На Троицу приходили за ней и несли к реке, где её топили.

А вот в селе Насоново кукушку наряжали в платье и сажали на куст боярышника, где она сидела до Петрова дня. Когда кукушку крестили, девушки приговаривали:

 Кукушка, кукушка, пригладь нам макушку,

А ты, поп, пригладь нам лоб.

 После крещения кукушки девушки выбирали себе куму. Подходили друг к другу и говорили: «Будь моей кумой». Кумовьями в этом селе считались до самой смерти.

В Чернянском районе в селах Захарово, Русская Халань также сохранились сведения об этом обряде. Девочки, либо с замужними женщинами, либо отдельно от них, совершали обрядовые действия. Кукушку делали в виде куклы из тряпок, несли её в сад и сажали на дерево. Тут же устраивали праздничную трапезу, пели песни, плясали.

В селе Ковылино девочки носили ряженую ветку берёзы и кукушку по улицам. В селе Русская Халань наряжали ветку сосны платками и бусами, её называли «несяньё». В конце дня кукушку хоронили – закапывали в землю.

В Вейделевском районе кукушку делали из кленовой ветки, наряжали ветку лентами. Затем носили с пенями по селу. В селе Брянские Липяги пели:

Кукушка кукуя,

Да нямножка тябе куковать.

От Егорьева дня до Петра.

Кукуй, кукушка,

Не умолкай, нямножко тябе куковать.

 Обойдя с песнями все село, шли в лес хоронить кукушку – сажали её на ветку, чтобы никто не мог найти. Затем девочки кумились. В каждом селе это обрядовое действие проводили по своему.

В селе Дегтярное девочки обменивались крестиками и целовались друг с другом. В селе Белый Колодезь клали яйцо на дерево для того, чтобы его кукушка склевала. Вешали на ветку нательные крестики и платки. Затем их снимали и менялись ими, называя друг друга кумами.

В Краснояружском районе все обрядовые действия с кукушкой совершали только молодые замужние женщины. Девушки могли только устраивать праздничный обед, отдельно от женщин. Женщины наряжали ветку клена, украшали её разноцветными лентами, тряпочками, бусами. Эту ветку называли кукушкой, с ней ходили по селу и пели песни.

В Борисовском районе праздник отмечали только девушки 10 – 14 лет. Делали куклу – кукушку из тряпок. Сажали её на куст, вокруг него водили хоровод и пели песни – это обрядовое действие называлось «крещение кукушки».

Затем девочки кумились, обменивались платками, завязывали на руке цветную ленту, называли друг друга кумами. По ленте угадывали свою куму. Когда кумились, приговаривали: «Давай, кума, покумимся, три раза поцелуемся».

 Вознесение

 В четверг на семицкой неделе православная церковь отмечает праздник Вознесение Господне. В этот день пекли обрядовое печение – лесенку. По традиции её ставили на окно, для того, чтобы по ней Иисусу Христу было легче подняться на небо. Лесенку сохраняли до посева следующего года. Когда ехали первый раз засевать поле, её брали с собой и скармливали лошадям.

 Троица

 Через полторы недели после Вознесения, в воскресенье и на 50 день после Пасхи отмечают Троицу. Троица отмечается в каждом селе по-разному, сохраняя при этом основную структуру действа: украшение домов зеленью, ряжение дерева, завивание венков, посещение могил умерших, карагодные песни. По традиции украшали храмы и дома ветками берёзы, иногда клёна. В некоторых селах на ворота вешали ветки осины, которая по поверью отпугивала ведьм. Осина считалась проклятым деревом, так как на ней повесился Иуда, предавший Христа. В селе Грушевка Волоконовского района осиновую ветку после Троицы хранили в доме. Когда кто-нибудь болел, ею лечили. Устилали пол дома травой чабрецом. В селах было принято срубать молодую березу и ставить её в доме. Берёзу украшали лентами, бусами. Она стояла до Загвина (следующее воскресенье). Затем из берёзы делали венки, вешали их в сарае для того, чтобы мыши не водились. На Троицу всем селом ходили в церковь, там пели молитву «Верую» и плели венки, стоя на коленях.

 Вера в волшебную силу венка сохранялась на протяжении многих веков. В древности форма венка (круг) имела магический смысл, символизирующий бесконечное движение жизни. Венки, сплетенные в церкви, считались освященными, им приписывались различные свойства. Когда болела голова, такой венок одевали на голову или мыли голову отваром из венка. Венок вешали на стене в доме как оберег от несчастий или в сарае для защиты скота. Клали венки под сено, чтобы его мыши не ели. У жителей Белгородской области было принято венки, сплетенные в церкви, носить на кладбище и вешать на крест, так как венок издавна считался символом вечной жизни.

Повсеместно практиковалось гадание на венках. Девушки бросали венок в реку и смотрели: если венок потонет, значит замуж не выйдешь, в какую сторону поплывет, оттуда жених будет.

Почти во всех районах нашей области сохранились поверья о русалках. Русалки - существа, живущие на земле и в воде. В лесах они, якобы, выбирают себе волнистые деревья и качаются на ветках. По мнению крестьян, русалки накануне Троицы начинают бегать по полю и хлопать в ладоши. Они заводят красивых девок и парней в лес и там щекочут их до смерти. Старожилы сел рассказывали, что у русалок зеленые волосы и большой рот. В каждом селе нашей области на Троицу был запрет купаться, иначе русалки утопят.

В селе Васильдол Новооскольского района на Троицу выгоняли русалок из села. Сельчане, в основном молодые люди, как холостые, так и семейные, брали ведра, кружки и шли к колодцам. Там они черпали воду и обливались.

 В Чернянском районе, старожилы рассказывали, что в троицкие дни вечером нельзя было ходить в лес, так как там живут русалки. Чтобы уберечься от русалки, нужно было набрать высокой травы с корнем и развесить её на воротах.

Готовили на Троицу и традиционные блюда, выпечку. В селе Плотавец Корочанского района пекли «Троицкий каравай» из муки, жира, дрожжей (по рецепту кулича). Каравай украшали шишечками из теста. Ставили его на стол и пели песню:

 Каравай, каравай,

Кого хочешь – выбирай,

Хоть мать, хоть отца,

Хоть Серёжу молодца.

 После каравай разрезали и давали всем членам семьи.

В селе Стрелецкое Яковлевского, селе Никитское Борисовского, в селах Присынки, Богословка Губкинского района пекли каравай из пшена, яиц. В селе Тростенец Новооскольского района на Троицу варили кулеш (кашу) из пшена, яиц, картошки, масла, жареного сала. В селе Безгинка этого же района варили на костре пшенную кашу с петухом. Петух должен был быть старым – это символизировало богатство. В Старооскольском селе Николаевка на Троицу пекли блины.

В селе Бубново Корочанского района, как и повсеместно, Троицу праздновали три дня. В каждый день этого праздника женщины и девушки ходили в специальных, праздничных костюмах. Главным их отличием была юбка. В первый день Троицы женщины носили однотонную сатиновую юбку. Во второй – праздничный наряд, который назывался «тяжким», на третий день наряжались в пёструю ситцевую юбку.

Жительница г. Корочи Е.А. Жахова рассказала как отмечали Троицу: «У девочек, которые начинали невеститься, в троицыну неделю была обязанность. В среду перед Троицей, они отправлялись в берёзовую рощу и «заламывали» берёзку. Каждая девушка выбирала себе берёзку, украшала её цветными лентами. На другой день с узелками, корзинами, в которых обязательно была яичница, шли завивать выбранные берёзки».

После того как берёзки были завиты, водили карагод и пели песню:

 Ты не радуйся, осина,

А ты радуйся, берёза.

К тебе девки идут,

К тебе красные идут.

Со куличами,

Со яичками!

Завивайся ты, берёза,

Завивайся ты, кудрявая!

Мы к тебе пришли

Со яичками и куличиками,

Яички те красные,

Куличики те сдобные.

 

Накануне Троицы, в субботу вечером, девушки ходили с завитой берёзкой по селу и пели песню:

 Травина, ты моя,

Травинушка шёлковая.

Еще кто же траву притоптал?

Притоптали меня,

Травинушку шёлковую,

Да все девушки,

Да все красные.

В зелёном саду гуляючи,

Золотым мячом играючи,

Все себя же утешаючи.

 Настоящее веселье наступало в воскресенье – Троицын день. В берёзовой роще собирались почти все жители села. На поляне образовывался большой круг – карагод. Выбирали хозяйку праздника – игруху (её называли русалкой). Ценились красота, умение петь, плясать, водить карагод. Хозяйка праздника запевала песню:

 Берёзка зелёная,

Берёзка курчавая.

Вейся, вейся,

Пора развиваться.

 Девушки, взявшись за руки, направлялись к своим берёзкам. Они смотрели на венки, завитые ими ранее на берёзках. Если венок не завял, то девушка, которая его заплетала, выйдет замуж скоро и удачно. Если венок засох, то замужество будет печальным. Те девушки, у которых венок не поник, пели веселые песни, те, у кого венок засох, отходили в сторону и пели печальную песню, переходящую в плач. Но вот берёзки развиты. Девушки расходились по лугу и принимались плести венки из цветов. По венкам судили о мастерстве, характере их хозяек. Потом устраивали смотр венков. Хозяйка праздника определяла четыре лучших венка. Их обладательницы, взявшись за руки, образовывали круг. Остальные девушки вокруг них водили карагод и пели песни. Затем все шли к реке, собравшись небольшими группами, начинали гадать. По сигналу хозяйки праздника пускали венки в реку. Первыми их опускали те девушки, чьи венки были признаны лучшими. Девушки снимали их с головы, пускали в воду, напевая:

 Пойду я в зеленый сад гулять,

Сорву я со травушки цветок,

Совью я на головушку венок.

Пойду я на Корочу на реку,

Брошу свой венок на воду,

А сама подале отойду,

На свой веночек погляжу.

Тонет ли, не тонет ли венок?

Тужит ли, не тужит ли дружок?

Ах, мой веночек потонул,

Значит меня мой миленок обманул.

 Чей венок пристанет к берегу – та останется в девках, чей уплывет – та выйдет замуж, чей потонет – жизнь будет несчастная.

Вечером парни заготавливали дрова для костра. Девушки делали кукол из соломы и сухой травы. Их разукрашивали яркими лентами, на голову одевали берёзовый венок. Хозяйка праздника зажигала костер. Вокруг него водили карагод, носили куклу. Ночью начинали трепать куклу и затем бросали её в костер. После этого обрядового действия парни и девушки прыгали через костер. Если парень видел, что через костер прыгает девушка которая ему нравится, то принимал её на противоположной стороне в свои объятия. Девушки, которых никто после прыжка не встречал, считали себя обойденными. Домой они шли отдельно от всех и пели печальные песни, которыми выражали свою грусть.

В селах Никитское, Беленькое Борисовского района на Троицу в лесу наряжали берёзку лентами и бусами, устраивали праздничную трапезу. После трапезы водили карагоды и пели песни. Затем из веток берёзы делали большой венок в рост человека для обряда кумления. Девушки, пожелавшие стать кумовьями, становились парами и проходили через этот венок, давая клятву в дружбе. Вечером молодёжь прыгала через костер. В селе Зозули после обеда хороводница (ею была молодая женщина) ходила по домам и звала девушек на гульбище. Она с караваем в руках выходила на улицу и запевала зазывную песню. Собравшись, все шли в лес или рощу, хороводница раздавала каравай по семьям. Его засушивали и хранили до свадьбы. Девушки плели венки. Иногда украдкой передавали их своим женихам, это означало согласие выйти замуж. Троицын венок считался вестником свадьбы. С венками на голове водили карагоды. Вечером, когда темнело, посреди поляны разжигали костёр и через него прыгали. Жених и невеста прыгали парами.

В Губкинском районе в первый день Троицы пекли каравай и устраивали гулянье на природе. Девушки завивали венки из веток берёзы и цветов. В полдень начинала праздновать молодёжь. В роще на небольшой поляне рассаживались семьями, расстилали скатерть, ставили каравай и другую еду (кто что принёс). После трапезы водили карагоды, играли в «горелки». Вечером гадали у реки, бросая венки в воду. Девушки, гадая, пели песню:

 Пойду в садок,

Да сорву твяток ,

Да сорву твяток,

Да сплету венок.

Да сплету венок

Своему дружку,

Своему дружку

На головушку.

 На второй день Троицы девушки ходили по селу с веточками берёзы, украшенной лентами, пели песню:

 Ох, ты, гоголь, ты гоголь,

Московский шиншоголь,

Ой, лёли, лёли,

Али лёй, лёли, лёли.

Московский шиншоголь,

Чего в гости не ходишь,

Гостинцев не носишь.

с.Богословка

 Троицкому караваю и скатерти приписывали здесь особенную магическую силу. Каравай засушивали и хранили до свадьбы. Сухари замешивали в свадебный каравай, чтобы обеспечить счастье и любовь молодой семье. Скатерть играла важную роль на смотринах. Считалось, что если такую скатерть скрытно от всех положить на стол, а сверху покрыть другой скатертью, то она «прикуёт» суженого к девушке крепче железа. Но не все использовали это средство, так как опасались приворожить «лихого» суженого.

В Волоконовском районе тоже были свои особые традиции. В селе Афоньевка берёзу ставили в доме и на поляне, наряжали её лентами. Вокруг неё водили карагод и пели песни «Ох, белая берёзушка» и «Ой, у лесе я был». Обязательно на ворота и в сарае, где находилась корова, ставилась осина «чертово дерево», которая должна была отпугивать тёмные силы, чтобы корову ведьма не доила. А вот в селе Волчья Александровка дом нельзя было украшать осиною. Здесь дома наряжали берёзовыми ветками. На хуторе Новом для этого использовали дубовые ветки. В селе Репьёвка на третий день Троицы обливались водой. В селе Фощеватово вместе со священником ходили в поле зеленя (посевы) святить, где все просили дождя: «Бог, дай дождю!» В поле устраивали праздничную трапезу.

В Старооскольском районе, лишь в некоторых селах, удалось записать более подробно интересные эпизоды праздника. В селе Николаевка праздник отмечали на «Веселой горе». Мужчины бились на «кулачках» . Девушки кумились. Водили карагоды, пели песни, устраивали праздничную трапезу с традиционными блюдами: блинами, драченой, квасом. В селе Роговатое на Троицу ходили ряженые. Они пели песни и били по косам, как по музыкальному инструменту. Это означало, что наступила сенокосная пора. Пели песню «Камыш – трава». В селе Шаталовка Троицу отмечали три дня. Устраивали всем селом «карашник». В лесу рядили берёзку и водили вокруг неё карагод, пели песню «Семик семиком». В селе Сорокино на Троицу было принято купаться.

В селе Большебыково Красногвардейского района в субботу перед Троицей ходили в лес и собирали травы: чабрец, любисту, явсюку, конопки (народные названия). В воскресенье на Троицу траву несли в церковь. После обедни выходили из церкви, садились вокруг неё и плели венки. Венки сохраняли (если болела голова, то её мыли отваром из венка). В этом же селе в понедельник после Троицы отмечали Духов день – престольный праздник.

По церковному календарю в этот день славят третье лицо Пресвятой Троицы – Всесвятого Духа, который наполняет своими дарами души верных: дух страха Божия, дух познания, дух силы, дух совета, дух разумения, дух мудрости, дух Господень и дух благочестия.

Так праздновали Троицкие святки на Белгородчине.

 

ТРОИЦКИЕ СВЯТКИ

 

 

Троицкие святки, называемые еще «зелеными», представляют собой комплекс обрядов, в которых переплетаются языческие и христианские верования. Открывает святки древний языческий праздник Семик, называемый еще в народе Крещение и похороны кукушки и приуроченный к этому дню христианский праздник Вознесение Господне, который отмечают в четверг на седьмой неделе после Пасхи. Через полторы недели после Семика и Вознесения отмечают Троицу.

В древности семицко–троицкие действия отражали культ растительности, они ознаменовывали расцвет природы и встречу лета.

На зелёные святки было принято украшать дома зеленью – травой чабреца, любисты, мяты, ветками березы, клёна. Всё это имело магический смысл. В России символом родной растительности была берёза, вокруг которой в Семицкую неделю совершались обрядовые действия. Берёза осмысливалась как дерево жизни, символ всего живого,  расцвета природы.

Берёзу украшали лентами, бусами, платками. Девушки плели венки из трав и вешали их на ветки берёзы. По венкам гадали на судьбу. Если венок долго не будет увядать, то девушку ожидает счастливая любовь. А если быстро завянет, то значит, любовь короткой будет.

Праздник Семик был исключительно женским. Праздновалось само таинство жизни, носителем которого являлась женщина. Под березой девушки устраивали праздничную трапезу с традиционным блюдом – яичницей. Приготовление  яичницы считалось ритуальным действием, так как еще с языческих времен оно имело определенное значение. С древних времен яйцо у людей ассоциировалось с зарождением, началом новой жизни. Яичница символизировала небо и солнце (белок – небо, желток – солнце). После трапезы девушки водили возле березы карагоды, «тешили» песнями землю для того, чтобы она дала в будущем хороший урожай.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крещение и похороны кукушки. 

 

По всей Белгородской области, за исключением нескольких районов  (Корочанского и Старооскольского) на Семик совершали обрядовые действия с  кукушкой. Возможно, ранее в этих районах был подобный обряд, но, к сожалению, сведений о нем в настоящее время собрать уже не удалось. По результатам исследования сел Белгородской области можно сделать вывод, что обряд крещения и похорон кукушки проводился исключительно в русскоязычных селах. Его совершали девочки 10 – 14 лет, в возрасте созревания, превращения из девочки в девушку, что символически связано с переходом весны в лето. Но, несмотря на то, что почти повсеместно праздник считался девичьим, есть в Белгородской области районы (Волоконовский, Валуйский), где обрядовые действия совершали девочки и мальчики. Поскольку нет более ранних сведений, остается только предполагать, что это может быть более позднее нововведение, либо и в старину все таки допускали к участию в обряде мальчиков такого же переходного возраста, как у девочек.

Описание обряда «Крещение и похороны кукушки» мы даем на примере сел Волоконовского, Прохоровского, Ракитянского, Корочанского, Губкинского, Красногвардейского, Старооскольского, Новооскольского, Валуйского районов и Курской области (Курско-Белгородский регион), так как именно в этих районах удалось наиболее полно записать обрядовые действа.

В селе Фощеватово Волоконовского района на Вознесение девочки делали из кленовых веток куклу, которую называли кукушкой. Кукушку наряжали, надевали на нее платье и чапец, которые сами и шили. Затем девочки ходили по селу с кукушкой и пели песню:

 

Кукушечка - любушечка,

Примай нас в зеленый сад.

Кумитеся, любитеся,

Целуйтеся, милуйтеся.

 

На этот день снимали хату у одинокой бедной односельчанки. Приносили ей продукты, она готовила обед. После обеда кукушку «кстили».[1] На стол ставили святую воду, обрызгивали ею кукушку и приговаривали:

 

 

 

 

 

Благослови, Господи,

Слава тебе, Господи,

Слава тебе, Господи,

Вознесение Иисуса Христова,

Вознеси и возлюби

Весь мир наш,

Господи, помилуй.

 

Менялись крестиками, спрашивали друг у друга разрешение поцеловаться. После этого девочки считались кумами всю жизнь. Затем несли кукушку в сад, сажали ее на дерево, кланялись и говорили: «Слава тебе, Господи!» и пели песню:

 

Кукушечка – любушечка,

Привела ты нас

В зеленый сад.

Кумитеся, любитеся,

Оставайтеся.

 

В селе Афоньевка этого же района из веток клена делали не только кукушку, но еще и куколя. Отличие куколя от кукушки состоит в следующем: у кукушки шленка[2] изображала длинные волосы, а куколь был завернут листьями. Несли кукушку и куколя в сад, вешали их на дерево и начинали кумиться. В этом селе удалось записать две версии кумления. В первом случае кумились только девочки, во втором – девочки и мальчики. Девочки кумились так: ставили в ряд грабли и на них вешали свои платки. Затем устраивали трапезу, а после снимали платки, причём, каждая брала не сой платок, а чужой. Чей платок взяла девушка – с той и покумилась. Неделю девушки считались кумушками, а потом возвращали друг другу  платки.

Во втором случае кумились мальчики и девочки, они подходили к кукушке и говорили:

 

Девочка:   Кукушечка – рябушечка,

Будь моя кумушка.

 

Мальчик:  А ты куколь,

Будь мой кумоль.

 

После кумления кукушку и куколя несли в лес хоронить. Хоронили их в «кучерявом» кустике, т.е. сажали на ветку дерева и там оставляли.

В селе Репьёвка Волоконовского района делали кукушку и соловья.

Кукушку делали из тряпочек, а соловья из ветки черемухи. Шли в сад кумиться.

Интересный обряд записан в Прохоровском селе Подольхи. На Вознесение дети закапывали в саду куклу, которую называли кукушкой и откапывали ее через десять дней – на Троицу. Когда хоронили кукушку, ее наряжали, клали в маленький гробик и закапывали. При этом девочки плакали и приговаривали: «Милая наша деточка, как нам тебя жалко!» На Троицу девочки откапывали кукушку и несли ее в дом. В доме прикрепляли к потолку большой венок из зелени, в середину венка вешали крестик. Девочки подходили к венку с обеих сторон со словами:

 

-             Кукла, кукла

-      Иди сюда.

-             Зачем?

-             Вынеси бердичко.[3]

-             Какое?

-             Десятневое.

-             На что?

-             Буду ткать холсты.

 

После этих слов девочки целовались через венок. Таким образом, проходило кумление.

В этом же селе при кумлении произносили еще и другие слова:

 

-                   Кума!

-                   Аю.

-                   Где ты?

-                   В раю.

-                   Иди сюда.

-                   Зачем?

-                   Покумиться, полюбиться.

-                   Чтоб век не браниться.

 

Покумившись, шли в лес или сад поминать кукушку. В этот же день девочки носили по деревне ветку березы и пели песни «Ходила там красная девка», «Пойду, пойду я, молода», «Я по бережку похаживала». В селе Лучки  девочки за десять дней до Троицы собирались в лесу, срывали кленовую ветку, наряжали ее. Наверх ветки сажали куклу, которую называли кукушкой и с песнями ходили по селу. Затем кукушку закапывали и откапывали  на Троицу. Шли с кукушкой в лес и там пели песни: «Ой, во саду соловей», «У батюшки в огороде», «Кукушечка, не кукуй».

В селе Нижние Пены Ракитянского района «кукушку» отмечали под Миколу – 22 мая. Девочки 10 – 13 лет собирались в саду, приносили туда ленты, еду. Делали кукушку из веток клена, наряжали лентами. Три девушки держали кукушку над головой, остальные ходили вокруг и пели песни «Не черемушка, лазоревый цветок», «Не скучай, не обрыдай», «Не ходи бел, кудряв мимо моего сада». Затем девочки кумились – становились по двое – друг против друга, целовались через венок и пели песню «За речкой четыре двора, а все кумовья». В селе Меловое этого же района кукушкой называли ряженый репей. На репей вешали ленты, монисты. Шли с кукушкой в сад, там ее «кстили» под песню:

 

Да мы хотели

Кукушечку перекстить,

Да на веточку посадить,

На черемушке кусток,

На черемушке лазоревый цветок.

 

«Перекстив» кукушку, ходили с ней по улицам с песнями. Вечером кукушку разбирали. Обычая хоронить кукушку в селах Нижние Пены и Меловое не было.

В Ивнянском селе Березовка в этот день красили яйца. Когда кумились, обменивались яйцами. В этом селе кукушку «кстили» под песню «Горюн – воробей». После крещения кукушку закапывали в землю.

В нашей области встречается даже такой редкий случай, когда «кукушку» начинали отмечать на Пасху и заканчивали на Троицу, как в селе Двулучное Валуйского района. Здесь девочки 10 – 12 лет собирались на Пасху и делали кукушку. Затем ее несли в дом к старенькой бабушке и просили покрестить. Они говорили: «Бабушка, покрести, благослови нашу кукушечку». Бабушка читала молитву:

 

Пресвятая Троица,

Благослови кукушку

Летучую, бегучую.

Пресвятая Троица,

Очисти грехи,

Благослови её

На долгую жизнь.

 

Окрестив кукушку, бабушка говорила детям: «А вы, девочки, будете теперь до самой смерти кумушками». Кукушку оставляли в доме до Троицы. На Троицу кукушка «умирала», её клали в гробик и на следующий день, (второй день Троицы) несли в сад хоронить. Девочки при этом голосили: «Милая подруженька, милая кукушенька. Ты куковала, а теперь откуковалася».

После похорон кукушки устраивали поминальный обед в саду, обязательно с яичницей и окрошкой.

В селе Тимоново того же района Кукушку отмечали на Вознесение, как и в большинстве районов Белгородской области. Здесь кукушку делали из веток клена. Брали большую ветку, примерно 1 метр длиной, сгибали макушку, завязывали ленточками. Относили кукушку в сад или лес и сажали на дерево. После чего начинался обряд кумления. На Троицу кукушку своеобразно хоронили – кидали её в колодец. В селе Борки Валуйского района кукушку делали из травы, которую в народе называют «куга»[4]. Плели её треугольной формы, с крылышками, головкой, ножками. Украшали ленточками. Девочки носили кукушку по улице и пели:

 

Кукушечка, любушечка,

Научи меня летать,

Не далеко, не высоко,

Лишь бы милого видать.

 

Кукушку приносили в сад, сажали на дерево, крестили, а затем кумились. После шли с кукушкой в лес, сажали её на куст, пели песню «Кукушечка – любушечка», оставляли её там и уходили.

В селе Колосково, того же района девочки, когда кумились, обменивались  платками и приговаривали:

 

Давай, кума, кумиться,

Чтоб век не браниться.

 

Платки носили с Вознесения до Троицы. Кукушку, сплетенную из «куги», оставляли на дереве до Троицы. На Троицу приходили за ней и несли к реке, где её топили.

А вот в селе Насоново кукушку наряжали в платье и сажали на куст боярышника, где она сидела до Петрова дня. Когда кукушку крестили, девушки приговаривали:

 

Кукушка, кукушка,

Пригладь нам макушку,

А ты, поп,

Пригладь нам лоб.

 

 

 

После крещения кукушки  девушки выбирали себе куму. Подходили друг к другу и говорили: «Будь моей кумой». Кумовьями в этом селе считались до самой смерти.

В Чернянском районе в селах Захарово, Русская Халань также сохранились сведения об этом обряде. Девочки, либо с замужними женщинами, либо отдельно от них, совершали обрядовые действия. Кукушку делали в виде куклы из тряпок, несли её в сад и сажали на дерево. Тут же устраивали праздничную трапезу, пели песни, плясали.

В селе Ковылино  девочки носили ряженую ветку берёзы и кукушку по улицам. В селе Русская  Халань наряжали ветку сосны платками и бусами, её называли «несяньё». В конце дня кукушку хоронили – закапывали в землю.

В Вейделевском районе кукушку делали из кленовой ветки, наряжали ветку лентами. Затем носили с пенями по селу. В селе Брянские Липяги пели:

Кукушка кукуя,

Да нямножка тябе куковать.

От Егорьева дня до Петра.

Кукуй, кукушка,

Не умолкай,

Нямножко тябе куковать.

 

Обойдя с песнями все село, шли в лес хоронить кукушку – сажали её на ветку, чтобы никто не мог найти. Затем девочки кумились. В каждом селе это обрядовое действие проводили по своему.

В селе Дегтярное девочки обменивались крестиками и целовались друг с другом. В селе Белый Колодезь клали яйцо на дерево для того, чтобы его кукушка склевала. Вешали на ветку нательные крестики и платки. Затем их снимали и менялись ими, называя друг друга кумами.

В Краснояружском районе все обрядовые действия с кукушкой совершали только молодые замужние женщины. Девушки могли только устраивать праздничный обед, отдельно от женщин. Женщины наряжали ветку клена, украшали её разноцветными лентами, тряпочками, бусами. Эту ветку называли кукушкой, с ней ходили по селу и пели песни.

В Борисовском районе праздник отмечали только девушки 10 – 14 лет. Делали куклу – кукушку из тряпок. Сажали её на куст, вокруг него водили хоровод и пели песни – это обрядовое действие называлось «крещение кукушки».

Затем девочки кумились, обменивались платками, завязывали на руке цветную ленту, называли друг друга кумами. По ленте угадывали свою куму. Когда кумились, приговаривали: «Давай, кума, покумимся, три раза поцелуемся».

 

 

 

Вознесение 

 

В четверг на семицкой неделе православная церковь отмечает праздник Вознесение Господне. В  этот день пекли обрядовое печение – лесенку. По традиции её ставили на окно, для того, чтобы по ней Иисусу Христу было легче подняться на небо. Лесенку сохраняли до посева следующего года.  Когда ехали первый раз засевать поле, её брали с собой и скармливали лошадям.

 

Троица 

 

Через полторы недели после Вознесения, в воскресенье и на 50 день после Пасхи отмечают Троицу.  Троица отмечается в каждом селе по-разному, сохраняя при этом основную структуру действа: украшение домов зеленью,  ряжение дерева, завивание венков, посещение могил умерших, карагодные песни. По традиции украшали храмы и дома ветками   берёзы, иногда клёна. В некоторых селах на ворота вешали ветки осины, которая по поверью отпугивала ведьм. Осина считалась проклятым деревом, так как на ней повесился Иуда, предавший Христа. В селе Грушевка Волоконовского района осиновую ветку после Троицы хранили в доме. Когда кто-нибудь болел, ею лечили. Устилали пол дома  травой чабрецом. В селах было принято срубать молодую березу и ставить её в доме. Берёзу украшали лентами, бусами. Она стояла до Загвина (следующее воскресенье). Затем из берёзы делали венки, вешали их в сарае для того, чтобы мыши не водились. На Троицу всем селом ходили в церковь, там пели молитву «Верую» и плели венки, стоя на коленях:

Верую во единого Бога,

Царя, содержителя Творца,

В него и землю,

Всех видимых и невидимых,

Во единого Господа Иисуса Христа,

Сына Божьего.

И от отца рожденных,

Свет от света,

Бога истина от Бога истина,

Рожденного и сотворенного

Единослушного от сына

Всевышнего.

Нас роди от человека,

Наше роди спасенна

Сошедшего с небес и

Воплотившегося в Духа святого.

 

Вера в волшебную силу венка сохранялась на протяжении многих веков. В древности форма венка (круг) имела магический смысл, символизирующий  бесконечное движение жизни. Венки, сплетенные в церкви, считались освященными, им приписывались различные свойства. Когда болела голова, такой венок одевали на голову или мыли голову отваром из венка. Венок вешали на стене в доме как оберег от несчастий или в сарае для защиты скота. Клали венки под сено, чтобы его мыши не ели. У жителей Белгородской области было принято венки, сплетенные в церкви, носить на кладбище и вешать на крест, так как венок издавна считался символом вечной жизни.

Повсеместно практиковалось гадание на венках. Девушки бросали венок в реку и смотрели: если венок потонет, значит замуж не выйдешь, в какую сторону поплывет, оттуда жених будет.

Почти во всех районах нашей области сохранились поверья о русалках. Русалки - существа, живущие на земле и в воде. В лесах они, якобы, выбирают себе волнистые деревья и качаются на ветках. По мнению крестьян, русалки накануне Троицы начинают бегать по полю и хлопать в ладоши. Они заводят красивых девок и парней в лес и там щекочут их до смерти. Старожилы сел рассказывали, что у русалок зеленые волосы и большой рот. В каждом селе нашей области на Троицу был запрет купаться, иначе русалки утопят.

В селе Васильдол Новооскольского района на Троицу выгоняли русалок из села. Сельчане, в основном молодые люди, как холостые, так и семейные, брали ведра, кружки и шли к колодцам. Там они черпали воду и обливались.

 

В Чернянском районе,  старожилы  рассказывали, что в троицкие дни вечером нельзя было ходить в лес, так как  там живут русалки. Чтобы уберечься от русалки, нужно было набрать высокой травы с корнем и развесить её на воротах.

Готовили на Троицу и традиционные блюда, выпечку. В селе Плотавец Корочанского района пекли «Троицкий каравай» из муки, жира, дрожжей (по рецепту кулича). Каравай украшали шишечками из теста. Ставили его на стол и пели песню:

 

Каравай, каравай,

Кого хочешь – выбирай,

Хоть мать, хоть отца,

Хоть Серёжу молодца.

 

После каравай разрезали и давали всем членам семьи.

       В селе Стрелецкое Яковлевского, селе Никитское Борисовского, в селах Присынки, Богословка  Губкинского района  пекли каравай из пшена, яиц. В селе Тростенец Новооскольского района на Троицу варили кулеш (кашу) из пшена, яиц, картошки, масла, жареного сала. В селе Безгинка этого же района варили на костре пшенную кашу с петухом. Петух должен был быть старым – это символизировало богатство. В Старооскольском селе Николаевка на Троицу пекли блины.

В селе Бубново Корочанского района, как и повсеместно, Троицу праздновали три дня. В каждый день этого праздника женщины и девушки ходили в специальных, праздничных костюмах. Главным их отличием была юбка. В первый день Троицы женщины носили однотонную сатиновую юбку. Во второй – праздничный наряд, который назывался «тяжким»,[5] на третий день наряжались в пёструю ситцевую юбку.

Жительница г. Корочи  Е.А. Жахова рассказала как отмечали Троицу: «У девочек, которые начинали невеститься, в троицыну неделю была обязанность. В среду перед Троицей, они отправлялись в берёзовую рощу и «заламывали» берёзку. Каждая девушка выбирала себе берёзку, украшала её цветными лентами. На другой день с узелками, корзинами, в которых обязательно была яичница, шли завивать выбранные берёзки».

После того как берёзки были завиты, водили карагод и пели песню:

 

Ты не радуйся, осина,

А ты радуйся, берёза.

К тебе девки идут,

К тебе красные идут.

Со куличами,

Со яичками!

Завивайся ты, берёза,

Завивайся ты, кудрявая!

Мы к тебе пришли

Со яичками и куличиками,

Яички те красные,

Куличики те сдобные.

 

Накануне Троицы, в субботу вечером, девушки  ходили с завитой берёзкой по селу и пели песню:

 

 

Травина, ты моя,

Травинушка шёлковая.

Еще кто же траву притоптал?

Притоптали меня,

Травинушку шёлковую,

 

Да все девушки,

Да все красные.

В зелёном саду гуляючи,

Золотым мячом играючи,

Все себя же утешаючи.

 

 

Настоящее веселье наступало в воскресенье – Троицын день. В берёзовой роще собирались почти все жители села. На поляне образовывался большой круг – карагод. Выбирали хозяйку праздника – игруху (её называли русалкой). Ценились красота, умение петь, плясать, водить карагод. Хозяйка праздника запевала песню:

 

 

Берёзка зелёная,

Берёзка курчавая.

Вейся, вейся,

Пора развиваться.

 

Девушки, взявшись за руки, направлялись к своим берёзкам. Они смотрели на венки, завитые ими ранее на берёзках. Если венок не завял, то девушка, которая его заплетала, выйдет замуж скоро и удачно. Если венок засох, то замужество будет печальным. Те девушки, у которых венок не поник, пели веселые песни, те, у кого венок засох, отходили в сторону и пели печальную песню, переходящую в плач. Но вот берёзки развиты. Девушки расходились по лугу и принимались плести венки из цветов. По венкам судили о мастерстве, характере их хозяек. Потом устраивали смотр венков. Хозяйка праздника определяла четыре лучших венка. Их обладательницы, взявшись за руки, образовывали круг. Остальные девушки вокруг них водили карагод и пели песни. Затем все шли к реке, собравшись небольшими группами, начинали гадать. По сигналу хозяйки праздника пускали венки в реку. Первыми их опускали те девушки, чьи венки были признаны лучшими. Девушки снимали их с головы, пускали в воду, напевая:

 

Пойду я в зеленый сад гулять,

Сорву я со травушки цветок,

Совью я на головушку венок.

Пойду я на Корочу на реку,

Брошу свой венок на воду,

А сама подале отойду,

На свой веночек погляжу.

Тонет ли, не тонет ли венок?

Тужит ли, не тужит ли дружок?

Ах, мой веночек потонул,

Значит меня мой миленок обманул.

 

Чей венок пристанет к берегу – та останется в девках, чей уплывет – та выйдет замуж, чей потонет – жизнь будет несчастная.

Вечером парни заготавливали дрова для костра. Девушки делали кукол из соломы и сухой травы. Их разукрашивали яркими лентами, на голову одевали берёзовый венок. Хозяйка праздника зажигала костер. Вокруг него водили карагод, носили куклу. Ночью начинали трепать куклу и затем бросали её в костер. После этого обрядового действия парни и девушки прыгали через костер. Если парень видел, что через костер прыгает  девушка которая  ему  нравится, то принимал её на противоположной стороне в свои объятия. Девушки, которых никто после прыжка не встречал, считали себя обойденными. Домой они шли отдельно от всех и пели печальные песни, которыми выражали свою грусть.

В селах Никитское, Беленькое Борисовского района на Троицу в лесу наряжали берёзку лентами и бусами, устраивали праздничную трапезу. После трапезы водили карагоды и пели песни. Затем из веток берёзы делали большой венок в рост человека для обряда кумления. Девушки, пожелавшие стать кумовьями, становились парами и проходили через этот венок, давая клятву в дружбе. Вечером молодёжь прыгала через костер. В селе Зозули после обеда хороводница (ею была молодая женщина) ходила по домам и звала девушек на гульбище. Она с караваем в руках выходила на улицу и запевала зазывную песню. Собравшись, все шли в лес или рощу, хороводница раздавала каравай по семьям. Его засушивали и хранили до свадьбы. Девушки плели венки. Иногда украдкой передавали их своим женихам, это означало согласие выйти замуж. Троицын венок считался вестником свадьбы. С венками на голове водили карагоды. Вечером, когда темнело, посреди поляны разжигали костёр и через него прыгали. Жених и невеста прыгали парами.

В Губкинском районе в первый день Троицы пекли каравай и устраивали гулянье на природе. Девушки завивали венки из веток берёзы и цветов. В полдень начинала праздновать молодёжь. В роще на небольшой поляне рассаживались семьями, расстилали скатерть, ставили каравай и другую еду (кто что принёс). После трапезы водили карагоды, играли в «горелки». Вечером гадали у реки, бросая венки в воду. Девушки, гадая, пели песню:

 

Пойду в садок,

Да сорву твяток[6],

Да сорву твяток,

Да сплету венок.

Да сплету венок

Своему дружку,

Своему дружку

На головушку.

 

На второй день Троицы девушки ходили по селу с веточками берёзы, украшенной лентами, пели песню:

 

Ох, ты, гоголь, ты гоголь,

Московский шиншоголь,

Ой, лёли, лёли,

Али лёй, лёли, лёли.

Московский шиншоголь,

Чего в гости не ходишь,

Гостинцев не носишь.

   с.Богословка

 

Троицкому караваю и скатерти приписывали здесь особенную магическую силу. Каравай засушивали и хранили до свадьбы. Сухари замешивали в свадебный каравай, чтобы обеспечить счастье и любовь молодой семье. Скатерть играла важную роль на смотринах. Считалось, что если такую скатерть скрытно от всех положить на стол, а сверху покрыть другой скатертью, то она «прикуёт» суженого к девушке крепче железа. Но не все использовали это средство, так как опасались приворожить «лихого» суженого.

В Волоконовском районе   тоже  были  свои  особые  традиции. В селе Афоньевка берёзу ставили в доме и на поляне, наряжали её лентами. Вокруг неё водили карагод и пели песни «Ох, белая берёзушка» и «Ой, у лесе я был». Обязательно на ворота и в сарае, где находилась корова, ставилась осина «чертово дерево», которая должна была отпугивать тёмные силы, чтобы корову ведьма не доила. А вот в селе Волчья Александровка  дом нельзя было украшать осиною. Здесь дома наряжали берёзовыми ветками. На хуторе Новом  для этого использовали дубовые ветки. В селе Репьёвка на третий день Троицы обливались водой. В селе Фощеватово вместе со священником ходили в поле зеленя (посевы) святить, где все просили дождя: «Бог, дай дождю!» В поле устраивали праздничную трапезу.

В Старооскольском районе, лишь в некоторых селах, удалось записать более подробно интересные эпизоды праздника. В селе Николаевка праздник отмечали на «Веселой горе». Мужчины бились  на  «кулачках»[7]. Девушки кумились. Водили карагоды, пели песни, устраивали праздничную трапезу с традиционными блюдами: блинами, драченой, квасом. В селе Роговатое на Троицу ходили ряженые. Они пели песни и били по косам, как по музыкальному инструменту. Это означало, что наступила сенокосная пора. Пели песню «Камыш – трава». В селе Шаталовка Троицу отмечали три дня. Устраивали всем селом  «карашник».[8]  В лесу рядили берёзку и водили вокруг неё карагод, пели песню «Семик семиком». В селе Сорокино на Троицу было принято купаться.

В селе Большебыково Красногвардейского района в субботу перед Троицей ходили в лес и собирали травы: чабрец, любисту, явсюку, конопки (народные названия). В воскресенье на Троицу траву несли в церковь. После обедни выходили из церкви, садились вокруг неё и плели венки. Венки сохраняли (если болела голова, то её мыли отваром из венка). В этом же селе в понедельник после Троицы отмечали Духов день – престольный праздник.

 По церковному календарю в этот день славят третье лицо Пресвятой Троицы – Всесвятого Духа, который наполняет своими дарами души  верных: дух страха Божия, дух познания, дух силы, дух совета, дух разумения, дух мудрости, дух Господень и  дух благочестия.[9]

Так праздновали Троицкие святки на Белгородчине.



[1]  Кстили - крестили

[2] шлёнка - шнурок

[3] бердичко - бёрдышко

[4] «куга» - тростник

[5] «тяжкий наряд» - этимология слова неизвестна, скорее всего наряд так называли потому, что он был сшит из яркой атласно

ТРОИЦКИЕ СВЯТКИ

 

 

Троицкие святки, называемые еще «зелеными», представляют собой комплекс обрядов, в которых переплетаются языческие и христианские верования. Открывает святки древний языческий праздник Семик, называемый еще в народе Крещение и похороны кукушки и приуроченный к этому дню христианский праздник Вознесение Господне, который отмечают в четверг на седьмой неделе после Пасхи. Через полторы недели после Семика и Вознесения отмечают Троицу.

В древности семицко–троицкие действия отражали культ растительности, они ознаменовывали расцвет природы и встречу лета.

На зелёные святки было принято украшать дома зеленью – травой чабреца, любисты, мяты, ветками березы, клёна. Всё это имело магический смысл. В России символом родной растительности была берёза, вокруг которой в Семицкую неделю совершались обрядовые действия. Берёза осмысливалась как дерево жизни, символ всего живого, расцвета природы.

Берёзу украшали лентами, бусами, платками. Девушки плели венки из трав и вешали их на ветки берёзы. По венкам гадали на судьбу. Если венок долго не будет увядать, то девушку ожидает счастливая любовь. А если быстро завянет, то значит, любовь короткой будет.

Праздник Семик был исключительно женским. Праздновалось само таинство жизни, носителем которого являлась женщина. Под березой девушки устраивали праздничную трапезу с традиционным блюдом – яичницей. Приготовление яичницы считалось ритуальным действием, так как еще с языческих времен оно имело определенное значение. С древних времен яйцо у людей ассоциировалось с зарождением, началом новой жизни. Яичница символизировала небо и солнце (белок – небо, желток – солнце). После трапезы девушки водили возле березы карагоды, «тешили» песнями землю для того, чтобы она дала в будущем хороший урожай.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крещение и похороны кукушки.

 

По всей Белгородской области, за исключением нескольких районов (Корочанского и Старооскольского) на Семик совершали обрядовые действия с кукушкой. Возможно, ранее в этих районах был подобный обряд, но, к сожалению, сведений о нем в настоящее время собрать уже не удалось. По результатам исследования сел Белгородской области можно сделать вывод, что обряд крещения и похорон кукушки проводился исключительно в русскоязычных селах. Его совершали девочки 10 – 14 лет, в возрасте созревания, превращения из девочки в девушку, что символически связано с переходом весны в лето. Но, несмотря на то, что почти повсеместно праздник считался девичьим, есть в Белгородской области районы (Волоконовский, Валуйский), где обрядовые действия совершали девочки и мальчики. Поскольку нет более ранних сведений, остается только предполагать, что это может быть более позднее нововведение, либо и в старину все таки допускали к участию в обряде мальчиков такого же переходного возраста, как у девочек.

Описание обряда «Крещение и похороны кукушки» мы даем на примере сел Волоконовского, Прохоровского, Ракитянского, Корочанского, Губкинского, Красногвардейского, Старооскольского, Новооскольского, Валуйского районов и Курской области (Курско-Белгородский регион), так как именно в этих районах удалось наиболее полно записать обрядовые действа.

В селе Фощеватово Волоконовского района на Вознесение девочки делали из кленовых веток куклу, которую называли кукушкой. Кукушку наряжали, надевали на нее платье и чапец, которые сами и шили. Затем девочки ходили по селу с кукушкой и пели песню:

 

Кукушечка - любушечка,

Примай нас в зеленый сад.

Кумитеся, любитеся,

Целуйтеся, милуйтеся.

 

На этот день снимали хату у одинокой бедной односельчанки. Приносили ей продукты, она готовила обед. После обеда кукушку «кстили». На стол ставили святую воду, обрызгивали ею кукушку и приговаривали:

 

 

 

 

 

Благослови, Господи,

Слава тебе, Господи,

Слава тебе, Господи,

Вознесение Иисуса Христова,

Вознеси и возлюби

Весь мир наш,

Господи, помилуй.

 

Менялись крестиками, спрашивали друг у друга разрешение поцеловаться. После этого девочки считались кумами всю жизнь. Затем несли кукушку в сад, сажали ее на дерево, кланялись и говорили: «Слава тебе, Господи!» и пели песню:

 

Кукушечка – любушечка,

Привела ты нас

В зеленый сад.

Кумитеся, любитеся,

Оставайтеся.

 

В селе Афоньевка этого же района из веток клена делали не только кукушку, но еще и куколя. Отличие куколя от кукушки состоит в следующем: у кукушки шленка изображала длинные волосы, а куколь был завернут листьями. Несли кукушку и куколя в сад, вешали их на дерево и начинали кумиться. В этом селе удалось записать две версии кумления. В первом случае кумились только девочки, во втором – девочки и мальчики. Девочки кумились так: ставили в ряд грабли и на них вешали свои платки. Затем устраивали трапезу, а после снимали платки, причём, каждая брала не сой платок, а чужой. Чей платок взяла девушка – с той и покумилась. Неделю девушки считались кумушками, а потом возвращали друг другу платки.

Во втором случае кумились мальчики и девочки, они подходили к кукушке и говорили:

 

Девочка: Кукушечка – рябушечка,

Будь моя кумушка.

 

Мальчик: А ты куколь,

Будь мой кумоль.

 

После кумления кукушку и куколя несли в лес хоронить. Хоронили их в «кучерявом» кустике, т.е. сажали на ветку дерева и там оставляли.

В селе Репьёвка Волоконовского района делали кукушку и соловья.

Кукушку делали из тряпочек, а соловья из ветки черемухи. Шли в сад кумиться.

Интересный обряд записан в Прохоровском селе Подольхи. На Вознесение дети закапывали в саду куклу, которую называли кукушкой и откапывали ее через десять дней – на Троицу. Когда хоронили кукушку, ее наряжали, клали в маленький гробик и закапывали. При этом девочки плакали и приговаривали: «Милая наша деточка, как нам тебя жалко!» На Троицу девочки откапывали кукушку и несли ее в дом. В доме прикрепляли к потолку большой венок из зелени, в середину венка вешали крестик. Девочки подходили к венку с обеих сторон со словами:

 

- Кукла, кукла

- Иди сюда.

- Зачем?

- Вынеси бердичко.

- Какое?

- Десятневое.

- На что?

- Буду ткать холсты.

 

После этих слов девочки целовались через венок. Таким образом, проходило кумление.

В этом же селе при кумлении произносили еще и другие слова:

 

- Кума!

- Аю.

- Где ты?

- В раю.

- Иди сюда.

- Зачем?

- Покумиться, полюбиться.

- Чтоб век не браниться.

 

Покумившись, шли в лес или сад поминать кукушку. В этот же день девочки носили по деревне ветку березы и пели песни «Ходила там красная девка», «Пойду, пойду я, молода», «Я по бережку похаживала». В селе Лучки девочки за десять дней до Троицы собирались в лесу, срывали кленовую ветку, наряжали ее. Наверх ветки сажали куклу, которую называли кукушкой и с песнями ходили по селу. Затем кукушку закапывали и откапывали на Троицу. Шли с кукушкой в лес и там пели песни: «Ой, во саду соловей», «У батюшки в огороде», «Кукушечка, не кукуй».

В селе Нижние Пены Ракитянского района «кукушку» отмечали под Миколу – 22 мая. Девочки 10 – 13 лет собирались в саду, приносили туда ленты, еду. Делали кукушку из веток клена, наряжали лентами. Три девушки держали кукушку над головой, остальные ходили вокруг и пели песни «Не черемушка, лазоревый цветок», «Не скучай, не обрыдай», «Не ходи бел, кудряв мимо моего сада». Затем девочки кумились – становились по двое – друг против друга, целовались через венок и пели песню «За речкой четыре двора, а все кумовья». В селе Меловое этого же района кукушкой называли ряженый репей. На репей вешали ленты, монисты. Шли с кукушкой в сад, там ее «кстили» под песню:

 

Да мы хотели

Кукушечку перекстить,

Да на веточку посадить,

На черемушке кусток,

На черемушке лазоревый цветок.

 

«Перекстив» кукушку, ходили с ней по улицам с песнями. Вечером кукушку разбирали. Обычая хоронить кукушку в селах Нижние Пены и Меловое не было.

В Ивнянском селе Березовка в этот день красили яйца. Когда кумились, обменивались яйцами. В этом селе кукушку «кстили» под песню «Горюн – воробей». После крещения кукушку закапывали в землю.

В нашей области встречается даже такой редкий случай, когда «кукушку» начинали отмечать на Пасху и заканчивали на Троицу, как в селе Двулучное Валуйского района. Здесь девочки 10 – 12 лет собирались на Пасху и делали кукушку. Затем ее несли в дом к старенькой бабушке и просили покрестить. Они говорили: «Бабушка, покрести, благослови нашу кукушечку». Бабушка читала молитву:

 

Пресвятая Троица,

Благослови кукушку

Летучую, бегучую.

Пресвятая Троица,

Очисти грехи,

Благослови её

На долгую жизнь.

 

Окрестив кукушку, бабушка говорила детям: «А вы, девочки, будете теперь до самой смерти кумушками». Кукушку оставляли в доме до Троицы. На Троицу кукушка «умирала», её клали в гробик и на следующий день, (второй день Троицы) несли в сад хоронить. Девочки при этом голосили: «Милая подруженька, милая кукушенька. Ты куковала, а теперь откуковалася».

После похорон кукушки устраивали поминальный обед в саду, обязательно с яичницей и окрошкой.

В селе Тимоново того же района Кукушку отмечали на Вознесение, как и в большинстве районов Белгородской области. Здесь кукушку делали из веток клена. Брали большую ветку, примерно 1 метр длиной, сгибали макушку, завязывали ленточками. Относили кукушку в сад или лес и сажали на дерево. После чего начинался обряд кумления. На Троицу кукушку своеобразно хоронили – кидали её в колодец. В селе Борки Валуйского района кукушку делали из травы, которую в народе называют «куга» . Плели её треугольной формы, с крылышками, головкой, ножками. Украшали ленточками. Девочки носили кукушку по улице и пели:

 

Кукушечка, любушечка,

Научи меня летать,

Не далеко, не высоко,

Лишь бы милого видать.

 

Кукушку приносили в сад, сажали на дерево, крестили, а затем кумились. После шли с кукушкой в лес, сажали её на куст, пели песню «Кукушечка – любушечка», оставляли её там и уходили.

В селе Колосково, того же района девочки, когда кумились, обменивались платками и приговаривали:

 

Давай, кума, кумиться,

Чтоб век не браниться.

 

Платки носили с Вознесения до Троицы. Кукушку, сплетенную из «куги», оставляли на дереве до Троицы. На Троицу приходили за ней и несли к реке, где её топили.

А вот в селе Насоново кукушку наряжали в платье и сажали на куст боярышника, где она сидела до Петрова дня. Когда кукушку крестили, девушки приговаривали:

 

Кукушка, кукушка,

Пригладь нам макушку,

А ты, поп,

Пригладь нам лоб.

 

 

 

После крещения кукушки девушки выбирали себе куму. Подходили друг к другу и говорили: «Будь моей кумой». Кумовьями в этом селе считались до самой смерти.

В Чернянском районе в селах Захарово, Русская Халань также сохранились сведения об этом обряде. Девочки, либо с замужними женщинами, либо отдельно от них, совершали обрядовые действия. Кукушку делали в виде куклы из тряпок, несли её в сад и сажали на дерево. Тут же устраивали праздничную трапезу, пели песни, плясали.

В селе Ковылино девочки носили ряженую ветку берёзы и кукушку по улицам. В селе Русская Халань наряжали ветку сосны платками и бусами, её называли «несяньё». В конце дня кукушку хоронили – закапывали в землю.

В Вейделевском районе кукушку делали из кленовой ветки, наряжали ветку лентами. Затем носили с пенями по селу. В селе Брянские Липяги пели:

Кукушка кукуя,

Да нямножка тябе куковать.

От Егорьева дня до Петра.

Кукуй, кукушка,

Не умолкай,

Нямножко тябе куковать.

 

Обойдя с песнями все село, шли в лес хоронить кукушку – сажали её на ветку, чтобы никто не мог найти. Затем девочки кумились. В каждом селе это обрядовое действие проводили по своему.

В селе Дегтярное девочки обменивались крестиками и целовались друг с другом. В селе Белый Колодезь клали яйцо на дерево для того, чтобы его кукушка склевала. Вешали на ветку нательные крестики и платки. Затем их снимали и менялись ими, называя друг друга кумами.

В Краснояружском районе все обрядовые действия с кукушкой совершали только молодые замужние женщины. Девушки могли только устраивать праздничный обед, отдельно от женщин. Женщины наряжали ветку клена, украшали её разноцветными лентами, тряпочками, бусами. Эту ветку называли кукушкой, с ней ходили по селу и пели песни.

В Борисовском районе праздник отмечали только девушки 10 – 14 лет. Делали куклу – кукушку из тряпок. Сажали её на куст, вокруг него водили хоровод и пели песни – это обрядовое действие называлось «крещение кукушки».

Затем девочки кумились, обменивались платками, завязывали на руке цветную ленту, называли друг друга кумами. По ленте угадывали свою куму. Когда кумились, приговаривали: «Давай, кума, покумимся, три раза поцелуемся».

 

 

 

Вознесение

 

В четверг на семицкой неделе православная церковь отмечает праздник Вознесение Господне. В этот день пекли обрядовое печение – лесенку. По традиции её ставили на окно, для того, чтобы по ней Иисусу Христу было легче подняться на небо. Лесенку сохраняли до посева следующего года. Когда ехали первый раз засевать поле, её брали с собой и скармливали лошадям.

 

Троица

 

Через полторы недели после Вознесения, в воскресенье и на 50 день после Пасхи отмечают Троицу. Троица отмечается в каждом селе по-разному, сохраняя при этом основную структуру действа: украшение домов зеленью, ряжение дерева, завивание венков, посещение могил умерших, карагодные песни. По традиции украшали храмы и дома ветками берёзы, иногда клёна. В некоторых селах на ворота вешали ветки осины, которая по поверью отпугивала ведьм. Осина считалась проклятым деревом, так как на ней повесился Иуда, предавший Христа. В селе Грушевка Волоконовского района осиновую ветку после Троицы хранили в доме. Когда кто-нибудь болел, ею лечили. Устилали пол дома травой чабрецом. В селах было принято срубать молодую березу и ставить её в доме. Берёзу украшали лентами, бусами. Она стояла до Загвина (следующее воскресенье). Затем из берёзы делали венки, вешали их в сарае для того, чтобы мыши не водились. На Троицу всем селом ходили в церковь, там пели молитву «Верую» и плели венки, стоя на коленях:

Верую во единого Бога,

Царя, содержителя Творца,

В него и землю,

Всех видимых и невидимых,

Во единого Господа Иисуса Христа,

Сына Божьего.

И от отца рожденных,

Свет от света,

Бога истина от Бога истина,

Рожденного и сотворенного

Единослушного от сына

Всевышнего.

Нас роди от человека,

Наше роди спасенна

Сошедшего с небес и

Воплотившегося в Духа святого.

 

Вера в волшебную силу венка сохранялась на протяжении многих веков. В древности форма венка (круг) имела магический смысл, символизирующий бесконечное движение жизни. Венки, сплетенные в церкви, считались освященными, им приписывались различные свойства. Когда болела голова, такой венок одевали на голову или мыли голову отваром из венка. Венок вешали на стене в доме как оберег от несчастий или в сарае для защиты скота. Клали венки под сено, чтобы его мыши не ели. У жителей Белгородской области было принято венки, сплетенные в церкви, носить на кладбище и вешать на крест, так как венок издавна считался символом вечной жизни.

Повсеместно практиковалось гадание на венках. Девушки бросали венок в реку и смотрели: если венок потонет, значит замуж не выйдешь, в какую сторону поплывет, оттуда жених будет.

Почти во всех районах нашей области сохранились поверья о русалках. Русалки - существа, живущие на земле и в воде. В лесах они, якобы, выбирают себе волнистые деревья и качаются на ветках. По мнению крестьян, русалки накануне Троицы начинают бегать по полю и хлопать в ладоши. Они заводят красивых девок и парней в лес и там щекочут их до смерти. Старожилы сел рассказывали, что у русалок зеленые волосы и большой рот. В каждом селе нашей области на Троицу был запрет купаться, иначе русалки утопят.

В селе Васильдол Новооскольского района на Троицу выгоняли русалок из села. Сельчане, в основном молодые люди, как холостые, так и семейные, брали ведра, кружки и шли к колодцам. Там они черпали воду и обливались.

 

В Чернянском районе, старожилы рассказывали, что в троицкие дни вечером нельзя было ходить в лес, так как там живут русалки. Чтобы уберечься от русалки, нужно было набрать высокой травы с корнем и развесить её на воротах.

Готовили на Троицу и традиционные блюда, выпечку. В селе Плотавец Корочанского района пекли «Троицкий каравай» из муки, жира, дрожжей (по рецепту кулича). Каравай украшали шишечками из теста. Ставили его на стол и пели песню:

 

Каравай, каравай,

Кого хочешь – выбирай,

Хоть мать, хоть отца,

Хоть Серёжу молодца.

 

После каравай разрезали и давали всем членам семьи.

В селе Стрелецкое Яковлевского, селе Никитское Борисовского, в селах Присынки, Богословка Губкинского района пекли каравай из пшена, яиц. В селе Тростенец Новооскольского района на Троицу варили кулеш (кашу) из пшена, яиц, картошки, масла, жареного сала. В селе Безгинка этого же района варили на костре пшенную кашу с петухом. Петух должен был быть старым – это символизировало богатство. В Старооскольском селе Николаевка на Троицу пекли блины.

В селе Бубново Корочанского района, как и повсеместно, Троицу праздновали три дня. В каждый день этого праздника женщины и девушки ходили в специальных, праздничных костюмах. Главным их отличием была юбка. В первый день Троицы женщины носили однотонную сатиновую юбку. Во второй – праздничный наряд, который назывался «тяжким», на третий день наряжались в пёструю ситцевую юбку.

Жительница г. Корочи Е.А. Жахова рассказала как отмечали Троицу: «У девочек, которые начинали невеститься, в троицыну неделю была обязанность. В среду перед Троицей, они отправлялись в берёзовую рощу и «заламывали» берёзку. Каждая девушка выбирала себе берёзку, украшала её цветными лентами. На другой день с узелками, корзинами, в которых обязательно была яичница, шли завивать выбранные берёзки».

После того как берёзки были завиты, водили карагод и пели песню:

 

Ты не радуйся, осина,

А ты радуйся, берёза.

К тебе девки идут,

К тебе красные идут.

Со куличами,

Со яичками!

Завивайся ты, берёза,

Завивайся ты, кудрявая!

Мы к тебе пришли

Со яичками и куличиками,

Яички те красные,

Куличики те сдобные.

 

Накануне Троицы, в субботу вечером, девушки ходили с завитой берёзкой по селу и пели песню:

 

 

Травина, ты моя,

Травинушка шёлковая.

Еще кто же траву притоптал?

Притоптали меня,

Травинушку шёлковую,

Да все девушки,

Да все красные.

В зелёном саду гуляючи,

Золотым мячом играючи,

Все себя же утешаючи.

 

 

Настоящее веселье наступало в воскресенье – Троицын день. В берёзовой роще собирались почти все жители села. На поляне образовывался большой круг – карагод. Выбирали хозяйку праздника – игруху (её называли русалкой). Ценились красота, умение петь, плясать, водить карагод. Хозяйка праздника запевала песню:

 

 

Берёзка зелёная,

Берёзка курчавая.

Вейся, вейся,

Пора развиваться.

 

Девушки, взявшись за руки, направлялись к своим берёзкам. Они смотрели на венки, завитые ими ранее на берёзках. Если венок не завял, то девушка, которая его заплетала, выйдет замуж скоро и удачно. Если венок засох, то замужество будет печальным. Те девушки, у которых венок не поник, пели веселые песни, те, у кого венок засох, отходили в сторону и пели печальную песню, переходящую в плач. Но вот берёзки развиты. Девушки расходились по лугу и принимались плести венки из цветов. По венкам судили о мастерстве, характере их хозяек. Потом устраивали смотр венков. Хозяйка праздника определяла четыре лучших венка. Их обладательницы, взявшись за руки, образовывали круг. Остальные девушки вокруг них водили карагод и пели песни. Затем все шли к реке, собравшись небольшими группами, начинали гадать. По сигналу хозяйки праздника пускали венки в реку. Первыми их опускали те девушки, чьи венки были признаны лучшими. Девушки снимали их с головы, пускали в воду, напевая:

 

Пойду я в зеленый сад гулять,

Сорву я со травушки цветок,

Совью я на головушку венок.

Пойду я на Корочу на реку,

Брошу свой венок на воду,

А сама подале отойду,

На свой веночек погляжу.

Тонет ли, не тонет ли венок?

Тужит ли, не тужит ли дружок?

Ах, мой веночек потонул,

Значит меня мой миленок обманул.

 

Чей венок пристанет к берегу – та останется в девках, чей уплывет – та выйдет замуж, чей потонет – жизнь будет несчастная.

Вечером парни заготавливали дрова для костра. Девушки делали кукол из соломы и сухой травы. Их разукрашивали яркими лентами, на голову одевали берёзовый венок. Хозяйка праздника зажигала костер. Вокруг него водили карагод, носили куклу. Ночью начинали трепать куклу и затем бросали её в костер. После этого обрядового действия парни и девушки прыгали через костер. Если парень видел, что через костер прыгает девушка которая ему нравится, то принимал её на противоположной стороне в свои объятия. Девушки, которых никто после прыжка не встречал, считали себя обойденными. Домой они шли отдельно от всех и пели печальные песни, которыми выражали свою грусть.

В селах Никитское, Беленькое Борисовского района на Троицу в лесу наряжали берёзку лентами и бусами, устраивали праздничную трапезу. После трапезы водили карагоды и пели песни. Затем из веток берёзы делали большой венок в рост человека для обряда кумления. Девушки, пожелавшие стать кумовьями, становились парами и проходили через этот венок, давая клятву в дружбе. Вечером молодёжь прыгала через костер. В селе Зозули после обеда хороводница (ею была молодая женщина) ходила по домам и звала девушек на гульбище. Она с караваем в руках выходила на улицу и запевала зазывную песню. Собравшись, все шли в лес или рощу, хороводница раздавала каравай по семьям. Его засушивали и хранили до свадьбы. Девушки плели венки. Иногда украдкой передавали их своим женихам, это означало согласие выйти замуж. Троицын венок считался вестником свадьбы. С венками на голове водили карагоды. Вечером, когда темнело, посреди поляны разжигали костёр и через него прыгали. Жених и невеста прыгали парами.

В Губкинском районе в первый день Троицы пекли каравай и устраивали гулянье на природе. Девушки завивали венки из веток берёзы и цветов. В полдень начинала праздновать молодёжь. В роще на небольшой поляне рассаживались семьями, расстилали скатерть, ставили каравай и другую еду (кто что принёс). После трапезы водили карагоды, играли в «горелки». Вечером гадали у реки, бросая венки в воду. Девушки, гадая, пели песню:

 

Пойду в садок,

Да сорву твяток ,

Да сорву твяток,

Да сплету венок.

Да сплету венок

Своему дружку,

Своему дружку

На головушку.

 

На второй день Троицы девушки ходили по селу с веточками берёзы, украшенной лентами, пели песню:

 

Ох, ты, гоголь, ты гоголь,

Московский шиншоголь,

Ой, лёли, лёли,

Али лёй, лёли, лёли.

Московский шиншоголь,

Чего в гости не ходишь,

Гостинцев не носишь.

с.Богословка

 

Троицкому караваю и скатерти приписывали здесь особенную магическую силу. Каравай засушивали и хранили до свадьбы. Сухари замешивали в свадебный каравай, чтобы обеспечить счастье и любовь молодой семье. Скатерть играла важную роль на смотринах. Считалось, что если такую скатерть скрытно от всех положить на стол, а сверху покрыть другой скатертью, то она «прикуёт» суженого к девушке крепче железа. Но не все использовали это средство, так как опасались приворожить «лихого» суженого.

В Волоконовском районе тоже были свои особые традиции. В селе Афоньевка берёзу ставили в доме и на поляне, наряжали её лентами. Вокруг неё водили карагод и пели песни «Ох, белая берёзушка» и «Ой, у лесе я был». Обязательно на ворота и в сарае, где находилась корова, ставилась осина «чертово дерево», которая должна была отпугивать тёмные силы, чтобы корову ведьма не доила. А вот в селе Волчья Александровка дом нельзя было украшать осиною. Здесь дома наряжали берёзовыми ветками. На хуторе Новом для этого использовали дубовые ветки. В селе Репьёвка на третий день Троицы обливались водой. В селе Фощеватово вместе со священником ходили в поле зеленя (посевы) святить, где все просили дождя: «Бог, дай дождю!» В поле устраивали праздничную трапезу.

В Старооскольском районе, лишь в некоторых селах, удалось записать более подробно интересные эпизоды праздника. В селе Николаевка праздник отмечали на «Веселой горе». Мужчины бились на «кулачках» . Девушки кумились. Водили карагоды, пели песни, устраивали праздничную трапезу с традиционными блюдами: блинами, драченой, квасом. В селе Роговатое на Троицу ходили ряженые. Они пели песни и били по косам, как по музыкальному инструменту. Это означало, что наступила сенокосная пора. Пели песню «Камыш – трава». В селе Шаталовка Троицу отмечали три дня. Устраивали всем селом «карашник». В лесу рядили берёзку и водили вокруг неё карагод, пели песню «Семик семиком». В селе Сорокино на Троицу было принято купаться.

В селе Большебыково Красногвардейского района в субботу перед Троицей ходили в лес и собирали травы: чабрец, любисту, явсюку, конопки (народные названия). В воскресенье на Троицу траву несли в церковь. После обедни выходили из церкви, садились вокруг неё и плели венки. Венки сохраняли (если болела голова, то её мыли отваром из венка). В этом же селе в понедельник после Троицы отмечали Духов день – престольный праздник.

По церковному календарю в этот день славят третье лицо Пресвятой Троицы – Всесвятого Духа, который наполняет своими дарами души верных: дух страха Божия, дух познания, дух силы, дух совета, дух разумения, дух мудрости, дух Господень и дух благочестия.

Так праздновали Троицкие святки на Белгородчине.

 

й ткани.

[6] «твяток» - цветок

 [7] «кулачки» - кулачный  бой

[8] «карашник» - карагод

[9] Православные христианские праздники, Псков, 1993 г.

Яндекс.Метрика
2010-2018 © ГБУК «Белгородский государственный центр народного творчества»
308006, г. Белгород, ул. Широкая 1 — Тел./Факс: +7 (4722) 21-34-24, 21-14-44.