Поэтика русского танца:

Захаров, В. М. Поэтика русского танца. – М.: Издательский дом «Святогор», 2004. – т. 1. – 440с.

Книга носит энциклопедический характер. Структура ее отражает наше стремление осветить русскую народную хореорафию комплексно, с учетом региональных особенностей, во взаимодействии с различными жанрами русского фольклора, среди которых мы выделяем художественные промыслы, костюмы как произведения народного творчества.

В монографии В. М. Захаров рассматривает русский народный танец во взаимосвязи с этнокультурными и историческими реалиями, выделяются общие и локальные исполнительные традиции.

Фрагмент:

Ростовская область (Донские казаки)

Дон – это, прежде всего, казачество. Донские казаки сыграли большую роль в обороне России от внешних врагов. Военная деятельность казачества наложила своеобразный отпечаток на повседневный быт и народное творчество.

Казачья свадьба. Одно из первых мест в ряду многочисленных казачьих обрядностей занимала свадебная обрядность, сложившаяся после введения на Дону церковных браков. Все сохранившиеся описания казачьей свадьбы относятся к XIX веку. Традиции деревенских свадеб присущи меногие черты южно-великорусских и украинских свадеб. Казацкая свадебная «игра» – очень сложный, красочный выразительный ритуал, сопровождавшийся многочисленными песнями, танцами, представлениями. Свадьбы обычно устраивались осенью или зимой, когда казаки освобождались от полевых работ, но иногда и весной, чтобы к началу полевых работ в семье была еще одна работница. Чаще всего родители сами объявляли сыну свою волю в выборе невесты и отправлялись на смотрины. В доме невесты заводили разговоры о ее красоте, уме и трудолюбии. По зову матери появлялась одетая по домашнему невеста, держа в руках поднос с кубками вина. Она угощала пришедших и скромно отходила в сторону. Гости расхваливали вино, пили умышленно медленно, чтобы дать возможность жениху рассмотреть невесту. Потом невесту уводили и спрашивали, понравился ли ей жених. А жениха спрашивали о невесте. Через несколько дней родители жениха присылали посторонних и находчивых сватов, которых приходили в дом под видом заблудившихся странников или охотников «куниц красных девиц». О цели прихода в начале говорили намеками: «Мы люди чужестранные, приехали с дальней стороны. Проехали три царства, едучи мимо вашего двора, мы недуманно-негаданно увидели след не то куницы, не то красной девицы». Но, бывало, что сваты с женихом являлись в дом невесты, где об их приходе уже знали…

После заключения договора сводили жениха и невесту посреди горницы. Жениху давали в руки графин с вином, невесте – поднос с рюмками. После взаимного угощения жених и невеста уходили к молодежи. Начавшись со дня рукобития, свадебные вечеринки шли по праздникам почти до самой свадьбы. На них игрались обрядовые песни и обычные карагодные. Молодежь плясала под гармонь.

За неделю до свадьбы вечеринки прекращались и начинались посиделки, на которые у невесты каждый день собирались подруги, шили ей платья, готовили приданое и играли печальные песни. Невеста оплакивала свою долю, своих подруг, с которыми расстается.

Фотографии:

Яндекс.Метрика
2010-2020 © ГБУК «Белгородский государственный центр народного творчества»
308006, г. Белгород, ул. Широкая 1 — Тел./Факс: +7 (4722) 21-34-24, 21-14-44.