Бомбардировщики Авиации дальнего действия в небе над Курской дугой:

Сергиенко А. М. Бомбардировщики Авиации дальнего действия в небе над Курской дугой / А. М. Сергиенко. – Белгород.: КОНСТАНТА, 2007. – 578с.: ил.

Книга кандидата исторических наук подполковника в отставке Анатолия Михайловича Сергиенко аргументированно и увлекательно рассказывает об участии в годы Великой Отечественной войны Авиации дальнего действия в исторической битве на Курской дуге. В ней детально прослежены каждый день участия АДД в сражениях на Огненной дуге с 5 июля по 23 августа 1943 года. Многие факты и сведения приводятся впервые. Даются обобщенные данные.

Столь всеобъемлющий труд, содержащий огромную и порой уникальную информацию, написанный живо, эмоционально, читаемый легко и с интересом, – одна из значительных страниц истории Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов.

Фрагмент:

Триста метров до смерти

В весьма трудное положение попал экипаж 101-го авиаполка командира Л. Ф. Шуваева, а те действия, которые предприняли остальные его члены для того, чтобы преодолеть эту экстремальную ситуацию, можно назвать героическими.

К пункту Шуи пробивались в условиях восьми-десятибалльной облачности. Благо, что после Серпухова закончилась сплошная зона дождя. При подходе к объекту правый летчик В. А. Орап ушел в хвост самолета, уступив свое место штурману.  В. А. Ковбасюк начал готовиться к бомбометанию. Тем временем Ли-2 вошел в зону зенитного обстрела. Сжав руками штурвал, командир корабля Л. Ф. Шуваев выдерживал боевой курс. Вот, наконец, освободившись от четырех АФБ-250, самолет «вспух», а в следующий момент какая-то сила подбросила его хвост вверх, саму машину потянуло вниз, она стала втягиваться в крутую спираль с левым разворотом.

– Помогай! – закричал командир корабля, усиленно работая штурвалом и педалями.

– Я ранен!

Ковбасюк сделал резкое движение влево, зацепился вытяжным кольцом парашюта за прицел. Белый шелк, подхваченный потоком воздуха, скользнул в открытую форточку. На какое-то мгновение штурмана прижало к борту самолета, но тут же он ощутил, что сила натяжения строп ослабла. Усаживаясь на место, Ковбасюк заметил, что купол его парашюта намотался на винт правого мотора. Он-то и обрубил стропы. Ощупав на плече рану, штурман взялся за штурвал.

В это время, с трудом удерживаясь на наклоненном вниз полу самолета, в проходе появился борттехник Н. Д. Борисов. Он передвигался на коленях, лицо его было залито кровью.

Когда взрывной волной разорвавшегося снаряда хвост резко подбросило вверх, сидевший у пулемета летчик Орап ударился головой о потолок кабины, упал на пол и у него из рта шла кровь. Тем временем командир корабля и штурман пытались вывести самолет из спирали, но все их усилия результатов не давали. Понимая безвыходность создавшегося положения, Шуваев прокричал:

– Всем прыгать!

Команду выполнили все, кроме раненых штурмана и стрелка И. С. Коноваленко. Теперь уже Ковбасюк и усевшийся на место левого летчика стрелок в меру своих способностей старались укротить самолет. Они крутили штурвал, не счесть сколько раз отжимали и отпускали педали, но Ли-2 упорно шел к земле в достаточно крутом пикировании. А штурман и стрелок также упорно посылали ему сигналы на выход из этого состояния. Чудо произошло на высоте приблизительно пятисот метров: Ли-2, отзываясь на стремление Ковбасюка помочь ему штурвалом, стал робко поднимать нос. Наконец он, словно сбросив с себя сдерживающие его путы, занял горизонтальное положение, и пошел, пошел вперед, увлекаемый силой тяги моторов. Держись, родной!

Еще сумасшедщими глазами Ковбасюк посмотрел на высотометр: до смерти оставалось триста метров.

Не веря тому, что случилось, штурман и стрелок крепко держали в своих руках штурвалы и молчали. Мокрые от пота и возбужденные от нервного перенапряжения, они в эти мгновения осознали только одно – главная опасность позади…

Яндекс.Метрика
2010-2020 © ГБУК «Белгородский государственный центр народного творчества»
308006, г. Белгород, ул. Широкая 1 — Тел./Факс: +7 (4722) 21-34-24, 21-14-44.